Как хрущевки мир завоевывали: откуда появились, чем прославились и как строились знаменитые пятиэтажки

|

9 мин чтения

|

5226

Фото: biz.nv.ua

Некоторые вещи настолько привычны и обыденны, словно были с нами всегда. Взять хотя бы замаскированные зеленью аскетичные пятиэтажки, которыми застроены целые районы и которые за свой минимализм получили обидное прозвище «хрущобы». Это сегодня хрущевки — динозавры в мире жилых многоэтажек, а на момент своего триумфального появления прабабушки «смартов» произвели настоящую бытовую, а заодно и демографическую революцию

Хрущи ни при чем: откуда появилось название «хрущевка»?

Название «хрущевка» многоквартирные дома, чаще высотой в 5 этажей, получили в честь Никиты Хрущева, который их якобы изобрел, так как всем своим «кукурузным» усердием ратовал за упрощение архитектуры в пользу рационализма и экономии. «Проще и больше» — под таким лозунгом возводились предельно скромные по габаритам и оформлению типовые многоэтажки. Но придумал их отнюдь не товарищ Хрущев: родина хрущевок далеко за пределами стран бывшего СССР. И кстати, строились они не только у нас, но и на Кубе, в Китае и во Вьетнаме.

Первые типовые сборные дома появились в пригороде Нью-Йорка в 1910 году. Строили их достаточно быстро, а в основу конструкции легли массивные детали из армированного бетона. Позже с подобными проектами экспериментировали в разных странах, но резкий скачок спроса на «быстрое» жилье произошел лишь после Первой мировой войны. Крупные проекты в домостроении успешно реализовали в Голландии и Германии, но впереди планеты всей оказалась Франция.

В 1925 году на международной выставке архитектор Ле Корбюзье представил всеобщему обозрению предка хорошо знакомой нам хрущевки — единицу жилого многоквартирного дома, который можно было собрать подобно конструктору. Скорость постройки обеспечивалась использованием блоков, предварительно изготовленных на заводе. Но прежде чем советским деятелям приглянулись наработки Ле Корбюзье, прошли годы. Когда Вторая мировая война уничтожила четверть жилого фонда страны, вопрос быстрого его восстановления и расширения встал острее не бывает…

Одним из тех, кто первым обратил внимание на работы французского архитектора-новатора, стал инженер Виталий Лагутенко, дедушка хорошо всем известного солиста группы «Мумий Тролль». Именно он сподвиг архитектора Михаила Посохина, под руководством которого возводил очередную столичную высотку, выбить заказ на реализацию типового многоквартирного дома. Эксперимент одобрили, однако первый опыт оказался провальным. Идея массового строительства многоэтажек зависла в воздухе на несколько лет, пока в 1954 году пришедший к власти Никита Хрущев не устроил показательный разнос «расточителей государственных средств» и не взял курс на новые рубежи. 4 ноября 1955 года было принято постановление ЦК «Об устранении излишеств в проектировании и строительстве», согласно которому строить дома нужно было быстро, дешево и без лишней мишуры в виде лепнины и прочего декора. Здесь-то и настал звездный час Лагутенко, единственного вооруженного планом такого строительства. Инженеру поручили наладить процесс массового выпуска панелей для типовых домов, а на помощь ему из Франции вызвали инженера Раймона Камю, запатентовавшего технологию панельного домостроения. Последняя получила название Camus System и применялась при восстановлении после войны жилого фонда Гавра. Камю приезжал в СССР неоднократно, с ним подписали контракт на поставку линии по выпуску бетонных панелей, а также приобрели у него лицензию на производство железобетонных изделий. После переработки проекта советские хрущевки, по сравнению с французскими домами, оказались максимально упрощенными и нейтральными в плане дизайна. Строительство домов поставили на поток.

Фото: shutterstock

Не на одно лицо: хрущевка хрущевке рознь

С первого взгляда может показаться, что все хрущевки сделаны под копирку. Часть правды тут есть, но это не так. Первую «настоящую» хрущевку построили в 1957 году. Изначально дом был 4-этажным, но впоследствии его решили сделать немного выше. По мнению медиков, 5 этажей — оптимальная высота, на которую человек может подняться по лестнице без ущерба для здоровья. Впрочем, такой выбор был продиктован не только уважением к мнению врачей. Будь в доме лифт, это значительно увеличило бы расходы на строительство — материальные и временные.

После возведения первого «образца» эксперименты не закончились, инженеры продолжали работать над совершенствованием проектов панельных домов. Настоящим прорывом стало создание серии К-7, позволявшей возводить дома за рекордные 12 дней.

Вообще же, есть хрущевки сносимых (рассчитанные на 25 лет эксплуатации) и несносимых (с заделом прочности от 50 до 100 – 150 лет), панельных и кирпичных серий, с балконами и кладовками или без таковых, со смежными или раздельными комнатами. Количество этажей тоже разнится.

В тесноте, да не в обиде — как просчитывали планировку квартир

Пытаясь развернуться в крохотных комнатах, народ частенько иронизировал: дескать, Хрущев «объединил ванную с туалетом и назвал это квартирой» или что он «объединил ванную и туалет, но не успел соединить потолок с полом». Хрущевки и правда не могут похвастать царским размахом, но… это сейчас мы можем критиковать идею совмещенного санузла, маленькие коридоры, отсутствие лоджий и гардеробных. Строительство же типовых домов преследовало цель обеспечить жильем каждую семью. Пусть маленьким, но своим.

Люди въезжали в новые квартиры из деревень, своих городских «времянок», общежитий и коммуналок. В последних на семью приходилось около 15 м2, в то время как площадь той же типовой однушки стартовала с 28 «квадратов» (двушки — с 30 м2, трешки — с 48 м2). Согласись, разница ощутима. Косвенным показателем положительного эффекта от получения отдельного жилья можно считать демографический бум, который пришелся на время активного заселения хрущевок. Миллионы семей получили собственный угол и, укрывшись в нем от воспитания духа коллективизма, могли вести быт спокойно и без поправки на мнение соседей. А заодно и избавиться от коммунального психоза, если таковой успел развиться под напором постоянных обид, упреков и унижений.

Что касается скромных габаритов комнат, они появились не на пустом месте. «Чтобы приготовить борщ в вашей новой квартире, не нужно лишних движений. На кухне в 5,6 м2 достаточно протянуть руку к любой вещи — все рядом», — примерно так рекламировались миниатюрные хрущевки. Чтобы определить это расстояние «вытянутой руки», в ход шел математический расчет. Перед запуском строительства инженеры анализировали поведение будущих жильцов и рассчитывали пространство с учетом этих данных. Например, было установлено, что для выхода из-за стола человеку среднего телосложения нужно расстояние минимум в 40 см (зазор между стеной и столом).

Расчетливая экономия позволила жестко рационализировать жилое пространство: достаточную площадь кухни установили равной 5–6 м2, минимальную ширину комнаты — 2,2 м, оптимальную высоту потолков установили на отметке в 2,5 м, а для кладовой определили площадь в 2 – 2,5 м2. От мусоропроводов, как и лифтов, отказались. Пространство лестничных площадок тоже просчитывалось: при проектировании предусматривали возможность разминуться при транспортировке объемных предметов вроде мебели, а также выноса гроба двумя гражданами средней комплекции.

На деле сэкономить таки удалось, причем немало: по сравнению со сталинками на строительство хрущевок тратили на 30% меньше. А что до тесноты, то далекие от идеала условия жизни, как мы уже сказали, ругать никому и в голову не приходило.

Фото: ua.news

Закат эры хрущевок

Строительство хрущевок продолжалось без малого 30 лет, до 1985 года. Решение задачи по нейтрализации жилищного дефицита, поставленной на съезде ЦК в 1956 году, оказалось настолько рьяным, что страна по темпам строительства вышла на первое место в мире. Но на тот момент подчеркивался временный статус возводимых домов: по первоначальным планам, они должны были простоять до 80-х годов, чтобы передать эстафету новым комплексам.

Низкие потолки, «бумажные» стены и перегородки, совместные санузлы и проходные комнаты, крохотные площади и возможность попасть на верхние этажи исключительно на своих двоих со временем всё же дали о себе знать. К концу 60-х на хрущевки обрушился поток серьезной критики, особенности планировки стали чаще и больше служить поводом для шуток. Постепенный отказ от строительства таких домов начался в 1969 году, с выходом приказа ЦК КПСС и СМ СССР «О мерах по улучшению качества жилищно-гражданского строительства». Но полное фиаско хрущевки потерпели лишь в 80-х, когда их полностью вытеснили современные проекты.

Фото: commons.com.ua

Киевские хрущевки: когда и как пятиэтажки наводнили просторы столицы

До Первой мировой войны в Киеве проживало около полумиллиона человек, а перед началом Второй — уже почти вдвое больше. До наступления последней многоквартирные дома в столице строились в основном в центре, а их жильцами становились преимущественно государственные служащие и прочие высокопоставленные лица. Жилищный вопрос был актуален, но не так остро, как после завершения Великой Отечественной. Поскольку в ходе боевых действий свыше 20% жилого фонда было уничтожено, пришлось идти на крайние меры: норму жилой площади установили в размере 6 «квадратов» на человека. На практике это работало так, что к квартировладельцам с излишком площади подселяли нуждающихся в жилье (через конфискацию комнат). Массовое домостроение развернулось в городе только к 50-м годам, а главным инструментом в создании новых микрорайонов стали… конечно же, хрущевки.

Первыми киевскими районами, отведенными под массовую жилую застройку кирпичными и панельными пятиэтажками, стали Нивки, Чоколовка, а также частично Дарница. Позже выросли новые массивы в лице Отрадного, Сырца, Борщаговки, Русановки. В 60-е годы хрущевки отметились в районе Дарницкой (Ленинградской) площади. Нашлось «народному» жилью место и в центре — дружные ряды домов, похожих друг на друга как две капли воды, протянулись вдоль улицы Бойчука (Киквидзе).

На сегодня в жилом фоне Киева зарегистрировано 3055 зданий, относимых к разряду хрущевок. А это, на минуточку, более 200 000 квартир. Несмотря на пенсионный возраст строений, люди продолжают в них жить и как могут борются за «здоровье» домов. Вопрос реновации старых хрущевок то и дело всплывает в новостных лентах, однако его решение еще не созрело. С одной стороны, здания разменяли уже далеко не первый десяток лет и не прочь уступить дорогу современным высоткам, особенно с учетом нехватки свободных участков под застройку. Но с другой — такие расходы неподъемны для городского бюджета, и даже если в игру вступят застройщики, всех ли собственников квартир устроят условия «большого переселения» — вопрос не меньшего масштаба и важности…